Ассоциация СДУ
Ассоциация СДУ
Конференция «Социальное обслуживание и система долговременного ухода в России»: вопросы и ответы
МЕРОПРИЯТИЯ АССОЦИАЦИИ
19-20 апреля состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Социальное обслуживание и система долговременного ухода в России: актуальные вопросы и перспективы развития», организованная совместно Финансовым университетом при Правительстве РФ и Ассоциацией СДУ. Экспертная площадка объединила представителей Совета Федерации, экспертов отрасли и представителей органов социальной защиты населения различных регионов, а также разработчиков современных технологических, информационных и финансово-экономических решений в области социального обслуживания. В дайджесте конференции мы подробно рассказываем о главных темах конференции, спикерах и докладах.

В рамках конференции мы хотели не собрать собрать экспертов отрасли, но и организовать диалог между специалистами сферы. Конечно, мы не успели ответить на все вопросы и замечания, но делаем это сейчас.
Каким образом планируется разрушение барьеров для частного сектора и ликвидация государственной монополии на оказание социальных услуг?
(чтобы посмотреть ответ, кликните на вопрос)
Действительно, сложившаяся ситуация во многом не дает развиваться негосударственному сектору и эта ситуация негативно отражается на всех – как на государстве, которое, в отсутствии конкуренции, вынужденно расходует больше средств на один час обслуживания получателей, так и для самих получателей, которые, в абсолютном большинстве случаев, не имеют возможности выбора поставщика социальных услуг, что ведет к потере качества. Об этом мы говорили на Конференции, в докладах можно найти соответствующие материалы. Проблема должна быть решена и в ходе обсуждения было намечено несколько путей:
(1) отказ от подушевых нормативов финансирования;
(2) приведение нормативов финансирования услуг к уровню их себестоимости с одновременной компенсацией получателем услуг размера повышения их стоимости, что является практически не-антрактным механизмом для бюджета;
(3) внедрение реальных механизмов контроля качества, основанных на мониторинге объема и полноты предоставляемых услуг;
(4) внедрение процесса контроля затрачиваемого времени на предоставление услуг со стороны работников отрасли и сопоставление этого времени с соответствующим табелем учета рабочего времени и проч.
При этом, отдельно необходимо обратить внимание на то, что все эти направления не являются взаимоисключающими, и, наиболее эффективно, применять их одновременно.

Вопрос по определению критериев и уровней нуждаемости. Планируется ли разработать единую схему для всех регионов? В разных НПА и методических рекомендациях нет единого подхода, разное количество уровней нуждаемости.
Действительно, в настоящее время действует несколько механизмов определения степени (уровня, группы) нуждаемости человека в посторонней помощи. Однако, давайте посмотри на эту ситуацию со стороны государства: здесь, единство в определении степени зависимости требуется там, где существует единый механизм финансирования, зависящий от этих степеней (уровней, групп). В настоящее время, на федеральном уровне интенсивно обсуждается вопрос единого механизма финансирования системы долговременного ухода, основанного на федеральном источнике. И в этом случае абсолютно точно, что будет применяться единый механизм определения степени зависимости, основанный на единых критериях. Соответствующие НПА мы ожидаем перед запуском механизма финансирования.

Планируется ли пересмотр нормативных документов с целью дифференциации требований (СанПин и проч.)для организаций разного размера и форм обслуживания?
На настоящий момент нам не известно о такой работе, проводимой на федеральном уровне ответственными ФОИВами. Однако, обозначенный вопрос – крайне важный для целей «нормальной» работы учреждений разного масштаба деятельности. Мы будем признательны, если автор вопроса напишет о нем подробнее: info@ltc-rus.org, и мы вместе обсудим, как мы сможем помочь в этой непростой ситуации.

Будут ли изменены Национальные стандарты по социальному обслуживанию, в том числе по качеству социального обслуживания? Они уже и 442 ФЗ не соответствуют, а новым изменениям отрасли тем более.
В настоящее время, на основании ФЗ 442, социальное обслуживание в России основывается на предоставлении социальных услуг, примерный перечень которых закреплен в Постановлении Правительства РФ №1236, а стандарты предоставления социальных услуг утверждаются каждым регионом самостоятельно. В процессе реализации проекта по внедрению системы долговременного ухода, регионами, участвующими в пилотном проекте, суммарно было пересмотрено несколько тысяч стандартов социальных услуг в более чем 30 регионах РФ – это один из многих результатов внедрения СДУ – происходит постепенная модернизация системы социального обслуживания в РФ, а новые правила и подходы становятся обязательными требованиями в работе социальных служб. Работа по пересмотру стандартов продолжается, к этому процессу подключаются все новые регионы. Одновременно, на федеральном уровне готовятся изменения и в ФЗ-442, что, мы надеемся, позволит сделать это закон гораздо более приближенным к реальности, с одной стороны, и эффективным для всех участников отрасли, с другой.

Межведомственное взаимодействие требует не только регламентации, но и оплаты. Сегодня работа по социальному сопровождению не финансируется.
Действительно, межведомственное взаимодействие – очень непростой вопрос. Но если взглянуть на него «сверху», то мы увидим, что в этом процессе каждый из участников выполняет свои функции, которые ему присущи и сейчас: соцзащита – организует и осуществляет уход и сопровождение, а, например, медицинский персонал – лечит и следит за здоровьем. В этой ситуации мы должны наладить механизм обмена информации между этими участниками, четко расписать в каких случаях и в каком виде каждый из участников должен подключиться в работе с каждым человеком – получателем услуг, необходимо организовать их совместную деятельность, но сделать это так, чтобы каждый из участников продолжал выполнять свои функции, которые он и сейчас выполняет: соцзащита – социальное обслуживание граждан, а медицина – их здоровье. Вопрос отсутствия оплаты за функцию «сопровождение», которая относится к работе системы социального обслуживания – очень важный момент, который нельзя упускать. И здесь мы придерживаемся позиции ФЗ-442, который позволяет работу по «сопровождению» относить к социальным услугам, что переводит ее из категории недоплачиваемой, в тарифицируемую, а значит, оплачиваемую. Данный вопрос находится в компетенции субъектов и, при необходимости, мы окажем помощь в этом вопросе. Для дальнейшей работы мы просим автора вопроса написать на официальную почту Ассоциации (info@ltc-rus.org) и описать подробности кейса.

Поясните пожалуйста вопрос осуществления деятельности частных медицинских организаций, а именно осуществление контроля за их практической деятельностью. Деньги идут через социальную защиту, но полномочий как понимаем у нее нет на проверку качества оказания услуг, оказываемых в рамках медико-социального патронажа. Есть ощущение, что они работают бесконтрольно, отчеты только на бумаге. Здрав не участвует в реализации постановления 1915, у них полномочия только по оказанию помощи частным медицинским организациям по формированию списка нуждающихся в медико-социальном патронаже.
В 2021 году работа с частными медицинским организациями ведется органами социальной защиты населения субъектов. К сожалению, мы не имеем достаточно информации по данному направлению работ. Мы направим вопрос коллегам из проектного офиса Федерального проекта «Старшее поколение», в рамках которого осуществляется финансирование частных медицинских организаций.

Помимо ежедневного мониторинга здоровья ПСУ, чем еще социальные службы могли бы быть полезны медицинским организациям? Какие еще «выгоды» мы, поставщики социальных услуг можем предложить здравоохранению?
Основная «выгода» для системы здравоохранения от совместной работы с системой социального обслуживания заключается в том, что именно соцзащита, работники которой посещают получателей соцуслуг гораздо чаще медиков, могут и должны помогать медицинскому персоналу в функции восстановления человека путем постоянной адаптации предоставляемых социальных услуг к текущему состоянию человека – это существенно ускоряет его восстановление. Соответственно, здравоохранение тратит на обслуживание этого пациента существенно меньше ресурсов. Этот вопрос крайне важен именно в настоящее время – когда сфера испытывает не просто дефицит, а реальный «голод» в наличии медперсонала первичного звена.

Минздрав является участником реализации СДУ, но на местах специалисты Минздрава не понимают, что от них требуется. Проводится ли разъяснительная работа Минздравом РФ по реализации мероприятий СДУ?
Верно, региональные органы здравоохранения – полноправные участники системы долговременного ухода. Отсутствии информации о том, что от них требуется – это проблема, но Минздрав России здесь вряд ли играет существенную роль, посудите сами, все регламенты, приказы, порядки и проч. ведомственные нормативные документы Минздрава остаются без изменения – все корректировки текущей деятельности требуются исключительно на уровне региональных органов здравоохранения в субъектах РФ. И это, в первую очередь, обмен данными и совместная работа с органами соцзащиты и организациями социального обслуживания на местах.

Каким образом и за чей счет будет проводится обучение специалистов процедуре типизации в рамках реализации СДУ?
В настоящее время систематизируется работа пилотных регионов по внедрению системы долговременного ухода. Она проводится начиная с 2018-го года, и в ее рамках решается вопрос по унификации механизмов типизации. По завершении этой работы Минтруд России планирует выпустить единые методические рекомендации по проведению типизации и, одновременно, проинформирует о решении относительно обучения типизации. Это процесс непростой, так как уже сейчас понятно, что в процесс типизации, помимо органов социальной защиты, должны быть включены представители Фонда социального страхования, а это требует решения не только технических, но и множества технологических вопросов совместной работы, которые в настоящее время отрабатываются регионах, внедряющих систему долговременного ухода в пилотном режиме.

Чтобы люди шли обучаться профессиям социальной сферы, в т.ч. в руководящие должности, нужно изначально сделать привлекательной саму профессию. Как это сделать, по Вашему мнению? С зарплатой специалиста около 20 000 руб?
Этот вопрос мы рассматривали на одной из сессий в рамках проведенной конференции. Мы обратили внимание на множество проблем, связанных с действующей в настоящее время системой подготовки кадров, которая должна быть скорейшим образом модернизирована, в том числе, и с целью повышения уровня квалификации ходового персонала. Но, для того, чтобы повысить доход персонала по уходу, этого недостаточно – необходимо, как минимум, обеспечить организации социального обслуживания, предоставляющие социальные услуги, требуемым объемом средств, включая финансовые (этому был посвящен отдельный доклад на конференции). И, если мы все сможем решить указанные два вопроса, тогда, действительно, появится возможность, с одной стороны иметь средства для повышения уровня оплаты труда работников отрасли, а с другой стороны – будет сформирована необходимость такого повышения, ведь если работник повысил уровень своих компетенций, а у организаций к тому моменту будут средства, работнику придется платить больше, а если руководитель этого не захочет делать, обученный работник легко перейдет в другую организацию, где готовы платить больше. Этот принцип работает во многих отраслях экономики РФ, и одна из задач работы Ассоциации – внедрить аналогичные механизмы и в отрасли социального обслуживания.

Проблема с кадрами упирается в Дорожную карту где должность «социальный работник» есть и зарплата его 100% средней по региону, а должности «специалиста по социальной работе» – нет и его зарплата 15-20т. р. максимум. Аналогичная ситуация по другим специалистам.
Это действительно так, мы понимаем, что дорожной картой «вытянут вверх» уровень заработной платы соцработника, однако уровень почти всех других работников отрасли остался на среднерыночном уровне, который крайне низкий в сравнении с другими отраслями экономики. И основных причин здесь две: первая – невозможность организаций социального обслуживания платить больше своему персоналу, так как их экономическая эффективность крайне низкая (почти все они глубоко дотационные организации). И вторая – крайне низкий уровень необходимой квалификации самого персонала, так называемый «барьер вхождения» персонала в отрасль почти нулевой – не требуется ни специфических знаний или опыта, который необходимо получать годами, ни каких-либо персональных лицензий, которые получали бы сотрудники путем сдачи сложных экзаменов после длительного обучения. Как следствие – ситуация, при которой оплата труда основного персонала отрасли не может быть высокой. Эту ситуацию необходимо исправлять: требуется профессионализировать отрасль и как можно скорее выправлять экономику организаций социального обслуживания. Тогда, действительно, появится возможность серьезно изменить как требования к персоналу, так и уровень его знаний и компетенций, что повлечет за собой увеличение оплаты труда.

Профессорско-преподавательский состав 99% образовательных программ – теоретики, которые не представляют реалии деятельности руководителей и специалистов организаций социального обслуживания и транслируют общие теоретические вопросы, а не реальность.
Такое случается очень часто, мы также с этим постоянно встречаемся. Именно для отбора не только программ, но и преподавательского состава нам пришлось сформировать направление работы, где представители региональных органов соцзащиты, которые уже много лет организуют обучение, отбирают учебные центры для того, чтобы организации соцобслуживания могли бы иметь выбор из учебных центров, обучающих качественно и надежно. Мы рассчитываем уже в мае-июне 2021 года предоставить первую информацию. Мы будем информировать о результатах этой работы на сайте Ассоциации и в рассылке для участников Ассоциации.
Все материалы Ассоциации об организации работы во время пандемии COVID-19
Другие новости: